Юрий Давыдов (1924-2002) был известен как автор исторических романов, в которых документальная подлинность, основанная на архивных розысках писателя, сочеталась с интересной литературной техникой – сильным авторским участием, которое нередко обуславливает развитие повествования.

Написанный в 1980-е годы и удостоенный в 1987 году Государственной премии СССР роман (вернее «материалы к роману», как указывает автор) «Соломенная сторожка» («Две связки писем») посвящен судьбе Германа Лопатина, революционера 19-го века, прожившего сложную жизнь.

Соломенная сторожка – место недалеко от современной Тимирязевской академии. Там начинается действие книги, с рассказа о знаменитом народовольце Сергее Нечаеве, который в гроте рядом с академией совершил убийство. Герман Лопатин, революционер-романтик, авантюрист по складу души, по-своему противостоит в книге Нечаеву, человеку беспринципному и страшному. Вообще, невольно напрашиваются параллели с романом Достоевского «Бесы», однако здесь, наверное, нет полемики. Хотя обе книги роднит одно: их актуальность. Не надо думать, что события 1870-1900-х годов – в далеком прошлом. Многие герои, вернее антигерои того времени живут и сейчас. И они не столь просты, как в книгах. Например, давыдовский Нечаев (т.е. настоящий) был более страшен, чем Верховенский Достоевского. Да и «несчастный» студент Иванов, убитый Нечаевым и обретший ореол жертвы, не был святым, он тоже мог бы превратиться во второго Нечаева…

В книге Давыдова Лопатин не только разоблачает Нечаева, но также вывозит за границу анархиста Лаврова, пытается вызволить из ссылки Чернышевского, знакомится с Марксом и начинает переводить «Капитал», а в конце жизни, пережив несколько заключений, психологически разоблачает знаменитого провокатора Азефа. Естественно, в наше время «революционный», народовольческий сюжет читатель востребован не слишком. Но в романе Давыдова нет чистой политики – она есть только вместе с людьми и нашей русской историей. Кроме того, естественно, что в орбиту повествования вовлекаются многие люди, которые представляют интерес для читателя, ведь их оценка далеко не однозначна: что революционеров с одной стороны, что политиков времен Александра Второго с другой.
Писательская техника Давыдова примечательна. Он отказался от последовательного изложения событий, предпочитая хронологической упорядоченности стихийность авторского замысла. Книга состоит из эпизодов, связанных между собой авторскими объяснениями. Но читается на одном дыхании. И потому, что писатель «держит» читателя своим мастерством, и потому, что история сама всегда «держит» внимательного читателя, ведь в ней случается то, чего не родит воображение романиста. 2007-11-10 14:38:39

Источник информации: paulkosov


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
(Еще не оценили)
10 ноября 2007

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *