«Рассказывая о Марине, специалисты многое от читателя скрыли, недоговорили и даже исказили. Специально или неумышленно? Кто же знает, кроме них самих. А потому образ Цветаевой зачастую высвечивался в публикациях не полностью, без упоминания совершенных Мариной чудовищных поступков».

Это цитата из предисловия к книге «За испорченный образ — кулак» нижегородской писательницы Милы Смирновой. Из выдержки уже понятно, о чем книга. Светлый образ поэта на безупречно белых листах бумаги и в добротном переплете просто распят…

Мила Смирнова всю жизнь проработала инженером, ее настоящее имя — Людмила. С детства она увлекалась литературой, в 1991 году Людмила Михайловна сама взялась за перо и написала книгу о родном крае. С тех пор Смирнова считается местным краеведом. Но с самого детства — а Миле сейчас ни много, ни мало 70 лет — ей не давал покоя один факт: почему общественность недоговаривает о Цветаевой? Наконец, нижегородка решила исправить эту историческую ошибку.

— Ни в какую замочную скважину я не лезла, — уверяет автор. — Я исполнила желание самой Цветаевой. Она завещала писать о ней на контрасте и всю правду, что я и сделала. Считаю, у меня получилась очень полезная книжка. Благодаря такой подробной биографии Цветаевой понимать ее стихи теперь будет проще.

Мила Смирнова достигла своей цели: после прочтения почти тысячи страниц «Испорченного образа» становится ясно, что не было еще смертного греха, которым бы не обладала Цветаева. Хотя, казалось бы, о незаурядности некоторых поступков поэтессы давно всем известно…

— Я писала книгу три года по дневникам Марины Ивановны и по ее письмам, — пояснила Смирнова. — Кроме того, ездила в Елабугу и Иваново — там еще живы дальние родственники поэта, которые также помогли мне создать правдивый образ Марины. О женщинах Пушкина известно всем, так почему было не написать о Цветаевой? Со всеми ее любовниками и любовницами, с ее жутким отношением к своим же детям и с неадекватными стихами.

Писательница честно признается: стихи она не любит, а уж тем более, стихи Цветаевой. К реакции публики, которой удастся прочитать ее книгу, выпущенную тиражом всего в тысячу экземпляров, она готова. «За испорченный образ» Людмила Михайловна, безусловно, получит «кулак». В принципе, на большее она и не рассчитывала.

— Изначально вместо «кулака» был «штраф», — рассказала нам Смирнова. — Но я подумала: вдруг правда оштрафуют? И слово заменила. Я понимаю, что будет недовольство: ведь до этой книги Цветаеву знали другой… И вот все увидят: Цветаева — лентяйка, не очень добрая, некрасивая женщина, прожившая всю жизнь за счет других.

Цитаты
Цветаева — эгоистка…
«Марина — человек, понимающий лишь себя, а потому никогда подолгу не унывающий по поводу не только чужих несчастий, но и несчастий, связанных даже с ближайшими родственниками».

тугодум…
«Марине Ивановне было недодано многое. В 15 лет не могла осилить алгебры и, по-видимому, очень страдала от наличия в ней такой непонятливости. Ненормально, конечно, это все выглядит, особенно для дочки профессора».

врушка…
«В автобиографическом рассказе «Открытие музея» Марина пишет о том, что профессор Иловайский будто бы пришел на открытие музея, которое состоялось в конце мая, в бобровой долгополой шубе. Ну, ясное дело, — это вранье».

уродка…
«В детстве миниатюрная Анастасия с ее маленькими ручками и маленькими ножками вызывала у Марины чувство торжества и превосходства. Она со своими ручищами и ножищами-лыжами над ней прямо-таки потешалась. Знала бы она тогда, сколько неприятностей принесут ей («по мужским любовям») ее здоровые руки и ее толстые пальцы! Как уже написано, руки и ноги, отсутствие женской фигуры: широкие плечи, узкий таз, тонкие икры, большущий нос, мужское лицо…» («ножищи-лыжи», кстати, были 38 размера. — Авт.).

воровка…
» Какие-то «раскулаченные» люди поставили по просьбе брата Андрея в квартиру Цветаевой (временно!) на сохранение мебель. Так Марина эту мебель продала, деньги взяла себе, а хозяевам мебели, знакомым и брату не уставала рассказывать глупую историю о краже всей этой мебели из ее дома. Слушавшим весь этот бред было стыдно. А Цветаева — хоть бы что».

Компетентно
«Цветаева вызвала бы Смирнову на дуэль»

Леонид БОЛЬШУХИН, преподаватель кафедры русской литературы XX века Нижегородского государственного университета имени Лобачевского:

— Проблема, о которой говорит Мила Смирнова в своей книге, давно осознана наукой: человеческие качества и творчество могут быть различны. Поэт может быть «мал», а вот его поэзия — велика. Говоря о книжке «За испорченный образ — кулак», хочу сказать следующее: уровень отношения Смирновой к Марине Цветаевой соответствует кухонному разговору, и ее высказывания были бы уместны в частной беседе, но не в книге! Человек, не проникая в суть явления, позволил себе говорить о внешних вещах. Смирнова называет одно из писем Цветаевой «литературным поносом». Это оскорбительно. Цветаева вызвала бы Смирнову на дуэль.

Источник информации: kp.ru


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
(Еще не оценили)
16 апреля 2007

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *